РПЦ не признает царские останки

0
Голосов: 0
Опубликовано: 14 дней назад ( 3 июля 2019)
Блог: Мой блог
Редактировалось: 3 раза — последний 7 июля 2019

Что мешает РПЦ признать царские останки


В ночь с 16 на 17 июля исполнилось 100 лет со дня расстрела императора Николая II, императрицы Александры Федоровны, их пятерых детей, врача Евгения Боткина, камердинера Алоизия Труппа, повара Ивана Харитонова и горничной Анны Демидовой. Это один из самых трагичных узлов российской истории, который окончательно не распутан до сих пор. Советская власть десятилетиями скрывала и место убийства, и подробности его совершения, останки были найдены только в 1991 году. Два тела – царевича Алексея и великой княжны Марии – нашли еще позже, в 2007 году. В 1998 г. тела всех найденных на тот момент членов царской семьи были торжественно захоронены в Екатерининском приделе Петропавловского собора в Петербурге, в 2000 г. император, императрица и их дети были канонизированы как страстотерпцы. Царевич Алексей и княжна Мария так и не похоронены. Обуглившиеся кости мальчика-подростка и юной девушки несколько лет пролежали в коробке в Госархиве России по соседству с черепом Гитлера, а в 2015 г. были переданы на хранение Русской православной церкви (РПЦ). Церковь не признает их подлинность и, соответственно, не может объявить мощами святых, поэтому останки Алексея и Марии спрятаны в одном из московских монастырей.

Столетие гибели последнего царя из династии, правившей Россией 300 лет, на государственном уровне почти не отмечено. Нет ни исторических конференций, ни выставок, никакой официальной программы. Романовы для современной России не актуальны: неудачное царствование и смиренная кончина Николая II никак не могут быть использованы для целей патриотического воспитания, да и расстреляли их чекисты – есть некоторая двусмысленность. Попечение об их памяти полностью отдано РПЦ, а центром памяти стал Екатеринбург. Каждый год здесь проходит гигантский крестный ход от храма, построенного на месте снесенного Ипатьевского дома, где царская семья была убита, до монастыря на Ганиной Яме – в месте, где расстрельная команда первоначально пыталась сжечь тела (и где, как верит значительная часть паствы РПЦ, они были бесследно уничтожены). Это главные сакральные точки на карте постсоветского Екатеринбурга. В 2017 г. в этом крестном ходе участвовали 60 000 человек, включая депутата Наталью Поклонскую, в этом, юбилейном, году шествие возглавил сам патриарх.

Государство уже много лет хочет наконец закрыть тему – похоронить всех детей Николая II рядом с родителями. Но церковная и светская части общества совершенно по-разному видят этот исторический сюжет: если для государства вопрос аутентичности останков Алексея и Марии решен окончательно, то церковь по-прежнему отказывается их признавать, считая останки «недостаточно настоящими». Противоречия веры и знания, религии и научного метода из сферы сугубо теоретической, предмета академических споров оказались перенесены в практическую плоскость: ученые доказали, верующие не верят, государство не может хоронить. Церковные иерархи, некоторые из которых имеют хорошее светское образование и широкий круг общения, стоят перед принципиальным выбором: или публично выказывать недоверие экспертам, следствию и научным данным, или вызвать недоверие значительной части собственной паствы, охваченной конспирологическими и мистическими настроениями. И, похоже, последствия конфликта с паствой пока пугают их больше, чем со светскими государством, наукой и обществом.

К визиту патриарха в Екатеринбург было приурочено выездное заседание синода. Ходили слухи, что именно на этом заседании патриархия наконец признает, что останки, захороненные в Екатерининском приделе Петропавловского собора в Петербурге, принадлежат последнему русскому императору – святому Николаю и его семье. Но этого не случилось, хотя государство дало Церкви столько времени, сколько ей потребуется, чтобы выпутаться из странной ситуации, в которую она сама себя поставила.

Противоречия между Церковью и государством впервые обозначились в 1998 г.: по причинам, которые до сих пор не известны и уже вряд ли прояснятся, патриарх Алексий, сначала дав согласие приехать на похороны императора и его семьи в Петербург, внезапно изменил свое решение. Синод РПЦ постановил, что следствие и правительственная комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков императора Николая II и членов его семьи во главе с вице-премьером Борисом Немцовым, предоставили недостаточно убедительные доказательства – и это несмотря на то, что были проведены все мыслимые на тот момент экспертизы – историческая, антропологическая, баллистическая, судебно-стоматологическая, микроостеологическая, трасологическая и т. д., а главное – действительно уникальные исследования ДНК, которую сравнили с ДНК потомков Романовых по разным линиям и с ДНК эксгумированного младшего брата Николая II, великого князя Георгия Александровича, а также его племянника – князя Тихона Куликовского-Романова. В результате патриарх на похороны в Петропавловскую крепость не поехал, а молился об упокоении царя и его семьи в Троице-Сергиевой лавре. В Петербурге же панихиду по неизвестным людям в присутствии потомков Романовых со всего мира, академика Лихачева, Мстислава Ростроповича и всего тогдашнего руководства России во главе с президентом Борисом Ельциным отслужил настоятель Петропавловского собора с формулой «имена же их ты, Господи, веси».

Версий происшедшего было несколько. Самое простое объяснение – митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, входивший в немцовскую комиссию, обиделся, что члены комиссии через его голову вышли на патриарха и разговаривали с ним об итогах экспертиз напрямую, и устроил заговор в синоде. Не исключено, что митрополит Ювеналий просто «перестраховался», посчитав решение признать останки слишком политическим. СМИ тогда писали, что для Церкви признать подлинность останков означает прогнуться перед государственной властью, что на патриарха и синод давили, чтобы успеть к дате (захоронение приурочили к 80-й годовщине со дня убийства царской семьи), а экспертизы проведены небрежно и поспешно. Кроме того, непопулярность Ельцина и отождествление комиссии с либералом Немцовым могли скомпрометировать иерархов в глазах консервативной паствы. Каким бы ни было объяснение, царскую семью захоронили без участия Церкви и при ее молчаливом неприятии.

В 2007 году екатеринбургские краеведы и археологи нашли два недостававших тела. Уголовное дело, закрытое в 1998 году, возобновили, образцы тканей, которые остались в лабораториях, снова к нему приобщили и провели новые исследования – теперь уже с помощью современных методов, появившихся за эти годы. Работали одновременно несколько групп генетиков из разных стран, криминалисты, историки. Через два года принадлежность найденных костей царевичу Алексею и великой княжне Марии учеными была доказана, подлинность ранее идентифицированных останков подтверждена заново, а дело снова закрыто. Но и похороны не объявлены – РПЦ по-прежнему останки не признавала.

Ситуация оставалась подвешенной до осени 2015 г., когда на горизонте замаячило столетие революции, а за ним – и столетие убийства. На сайте правительства было опубликовано сообщение, что Межведомственная рабочая группа при правительстве приняла решение назначить похороны Алексея и Марии в Петропавловской крепости на 18 октября 2015 г., государственный герольдмейстер Георгий Вилинбахов рассказал СМИ, что уже разработал церемониал, включавший выставление мощей для поклонения в одном из московских соборов.

Однако неожиданно и эти похороны отменили и отложили на неопределенный срок, а закрытое уголовное дело опять возобновили. Формальным поводом стала неготовность генетических экспертиз, хотя на сайте правительства к тому времени уже было опубликовано официальное заключение Института общей генетики РАН, датированное 8 сентября 2015 г., из которого следовало, что экспертизы завершены и сомнений в принадлежности останков императору Николаю II и членам его семьи у генетиков нет. Теперь от дела был отстранен старший следователь СКР Владимир Соловьев, который вел расследование убийства Романовых с 1993 г., сотрудничал еще с Немцовым и призывал как можно скорее захоронить Алексея и Марию. Его место заняла следователь по особо важным делам СКР Марина Молодцова, не вызывавшая у Церкви раздражения. В РПЦ была создана своя комиссия во главе с управделами патриархии митрополитом Санкт-Петербургским Варсонофием (второе по должности административное лицо после патриарха) и епископом Тихоном (Шевкуновым) в качестве секретаря. Были вскрыты захоронения Николая II и Александры Федоровны, эксгумирован прах Александра III, чтобы сравнить ДНК сына с отцом, выделили и ДНК из пятен крови на мундире Александра II, в котором он был в день своей гибели.

Два года о деятельности следствия и церковной комиссии ничего не было слышно. Все эксперты дали подписку о неразглашении и отказывались от комментариев. Наконец осенью 2017 г. накануне Архиерейского собора (главный орган управления РПЦ) епископ Тихон созвал в Сретенском монастыре необычную конференцию, где стало ясно, что сомнения Церкви не развеяны и, несмотря на все исследования и полученные доказательства, со счетов по-прежнему не сбрасываются и экзотические версии. В частности, сам Тихон сообщил, что Церковь серьезно относится к версии о ритуальном убийстве (следователь Молодцова обещала ее проверить). Но ими, правда, дело не ограничилось. Перед полным залом архиереев РПЦ выступили историки, криминалисты, судмедэксперты, антропологи, баллисты. Но не генетики: было объявлено, что результаты их работы якобы опять не готовы. Их должны обнародовать на аналогичной конференции перед следующим Архиерейским собором (дата его не назначена – по уставу РПЦ они должны собираться не реже чем раз в четыре года, на практике соборы при патриархе Кирилле проходят ежегодно).

Формально конференция и и собор могут поставить точку в этой истории так, что Церковь сохранит лицо, потому что это будет не признание ошибки, а согласие с новыми доказательствами. Но решение будет для нее непростым. Теперь, когда требования Церкви провести новое расследование с участием ее представителей выполнено, архиереям предстоит подготовить паству к тому, что кости могут оказаться настоящими, а конспирологические теории о ритуальном убийстве, выживших княжнах и отчлененных головах – лживыми. Кроме того, придется существенно корректировать сложившийся за 20 лет культ: признать Поросенков Лог, где были найдены тела и который все это время находился в небрежении, сакральным местом, согласиться, что в Петропавловском соборе захоронены не «неизвестные жертвы террора», а святые страстотерпцы и начать служить там молебны (сейчас Екатерининский придел, где находятся могилы, закрывают на время богослужения) и т. д.

Теперь, когда памятная дата и повод признать останки снова пропущены, ничто не мешает Церкви и дальше годами тянуть с окончательным решением. Ведь сколько раз за 20 лет, что тянется этот сюжет, казалось, что вот-вот признают и похоронят. Но нет, уголовное дело то закрывается, то возобновляется, останки Марии и Алексея кочуют из кабинетов СКР в сейфы Госархива и оттуда в монастырь.

Но есть признаки, что и государство уже теряет терпение: утром в понедельник СКР, все эти годы терпеливо ждавший окончания очередного тура экспертиз, заявил, что подлинность останков Николая II и членов его семьи подтверждена. Слово снова за Церковью.

Автор - доцент кафедры политических и общественных коммуникаций Института общественных наук РАНХиГС.

Ксения Лученко, 17.07.2018 - Источник.

РПЦ ни за что не похоронит царских детей, потому что обязана Сталину

Главная интрига лета 2018-го — признает ли Русская православная церковь останки членов царской семьи, найденных в местечке под названием Поросенков Лог? Ожидается, что именно этой теме будет посвящено заседание Священного Синода, которое пройдет в Екатеринбурге 14 июля — в канун 100-летия расстрела Николая II, членов его семьи и близких. Весь прошедший год можно было наблюдать знаки как в пользу того, что РПЦ близка к признанию, так и обратные — заявления патриарха и приближенных к нему священнослужителей в духе «спешить не надо». Какую роль сыграли в этом Россель, Ельцин и Путин, и почему признания все-таки не произойдет — в авторской колонке журналиста Андрея Гусельникова.

Историю расстрела царской семьи знают многие: в ночь на 17 июля 1918 года в доме Ипатьева в Екатеринбурге большевики расстреляли Николая II, всю его семью (жену, сына, четырех дочерей) и слуг. Убитых вывезли из города, раздели и сбросили в шахту №7 Четырехбратского рудника возле деревни Коптяки (в этом месте теперь построен монастырь Ганина Яма). Дальше понимание событий расходится. Так, «белое» следствие (в лице следователя по особо важным делам при омском окружном суде Николая Соколова) пришло к выводу, что останки были уничтожены: узники ипатьевского дома были облиты кислотой и сожжены, а их прах развеян над лесом.

Раскопки геолога и ритуальное убийство

Версия Соколова получила широкое распространение в русской эмиграции — она подкреплена мифом о ритуальном убийстве царской семьи. Его приверженцы указывают на надпись — цитату из Гейне, обнаруженную в расстрельной комнате Ипатьевского дома: «Belsazar ward in selbiger Nacht Von seinen Knechten umgebracht» («В эту самую ночь Валтасар был убит своими холопами», или, в вольном переводе — «едва забрезжила заря, рабы зарезали царя»). И очень любят обсуждать тайные начертания в той же комнате, видя в них каббалистические знаки. Ритуальному убийству царя посвящено множество книг, начиная с изданий 20-х годов XX века и заканчивая современными.

Их основной вывод (который не всегда проговаривается прямо, но всегда подразумевается): царь, члены его семьи и близкие были убиты в результате жидомасонского заговора и принесены в жертву. В том, что убийство царской семьи было ритуальным, уверено и большинство членов Священного Синода Русской православной церкви — об этом в ноябре 2017-го заявлял епископ Егорьевский (ныне — митрополит Псковский) Тихон Шевкунов во время конференции, посвященной результатам исследований царских останков. Против этой версии яро выступают российские евреи, усматривающие в этом кровавый навет и призывающие запретить эти книги.

Другая версия основана на изысканиях геологов и анализе документов. Речь о так называемой «записке» Юровского (коменданта «дома особого назначения»), в которой он вспоминает, как происходил расстрел и дальнейшие события. Но само место захоронения в довоенные и даже послевоенные годы не было тайной — партийные руководители возили туда гостей и даже фотографировались на «мостике из шпал», под которым были спрятаны останки царской семьи. Просто со временем людей, которые могли бы показать местность, не осталось в живых.

В 1979 году уральскому геологу Александру Авдонину удалось найти под землей тот «мостик из шпал» — в урочище Поросенков Лог на Старой Коптяковской дороге под Екатеринбургом. Подвигнул его на это советский сценарист, автор фильма «Рожденная революцией» и советник министра внутренних дел Щелокова Гелий Рябов. В ночь на 1 июня 1979-го шестеро поисковиков, вооружившись лопатами и на всякий случай бумагой о том, что они геологи, вскрыли захоронение и извлекли из него три черепа.

Ни один из экспертов не решился взяться за такое исследования в разгар застойных времен. 12 долгих лет Авдонин и Рябов молчали о находке — до 1991 года. Вскрытие могилы организовал губернатор Свердловской области Эдуард Россель, в ней было обнаружено 9 скелетов.

Многочисленные экспертизы (трасологическая, зубоврачебная, множество генетических, сделанных экспертами из разных стран со взятием материалов для анализа у ныне живущих членов дома Романовых), метод наложения фотографии на череп — все эти исследования с вероятностью 99,99% показали, что найденные останки принадлежат последнему российскому императору, членам его семьи и близким.

Ельцин и патриарх Алексий II

В 1998 году РПЦ, как никогда, была близка к признанию царских останков: следователь Генпрокуратуры РФ Владимир Соловьев, который вел уголовное дело об убийстве царской семьи, и Виктор Аксючиц, советник Бориса Немцова (возглавлял правительственную комиссию по идентификации и захоронению царских останков) вспоминают, что в январе все они (включая Немцова) встречались с патриархом (тогда был Алексий II), рассказывали о расследовании и работе комиссии, и патриарх сказал им: «Вы меня убедили».

Но вскоре Священный Синод заявил, что решение комиссии «вызвало серьезные сомнения». И тогда, и до последнего времени РПЦ обиженно заявляла, что от нее все скрыли, все исследования провели без ее участия. Это неправда: еще в той, первой правительственной комиссии был представитель патриарха — именно он отказывался подписывать протокол, ссылаясь на то, что следствие не ответило на вопросы церкви, в частности, о ритуальном убийстве (хотя следователь Соловьев дал ответы на все вопросы РПЦ).

Немцов, будучи человеком напористым, ответил: «Не хотите — не подписывайте, все равно будем хоронить». В книге первого президента России Бориса Ельцина есть целая глава, посвященная похоронам останков Николая II и членов его семьи. В ней первый президент пишет, что, когда он узнал, что патриарх не прибудет на похороны, тоже сперва решил не ехать, но его переубедил академик Лихачев, сказавший: «Это будет преступление, если вы, Борис Николаевич, не придете». Многие думали, что Ельцина не будет, и потом кусали локти: он взял и приехал! Но не менее важным, чем присутствие Ельцина, был присутствие 93 представителей Ассоциации Романовых из самых разных стран.

В 1998 году следователь Соловьев закрыл уголовное дело, вынеся соответствующее постановление (только оно занимает несколько сотен страниц). Но в 2007 году (спустя 16 лет после обретения останков остальных членов царской семьи) екатеринбургские поисковики обнаруживают в 75 метрах от основного раскопа недостающие останки — царевича Алексея и дочери императора Марии.

Уголовное дело возобновляют, оно длится более года (с конца 2007-го по начало 2009-го): всем экспертам понятно, что это именно Алексей и Мария, тем не менее проводятся необходимые исследования. После этого еще несколько лет останки Алексея и Марии лежат в Свердловском бюро судебно-медицинской экспертизы, затем их передают в Новоспасский монастырь.

Несчастные Алексей и Мария

«Алексею и Марии не повезло, — считает знакомый историк. — Нашли бы их чуть пораньше, они были бы похороненными вместе с отцом и семьей. А сейчас они „зависли“ и, судя по всему, надолго. Люди не понимают, что за признанием екатеринбургских останков стоит такая глыба, что лучше об этом не знать, — она выворачивает наизнанку всю нашу новейшую историю, а разменная монета в этом — Алексей и Мария».

В 2015 году президент России Владимир Путин под нажимом Дома Романовых (по всему миру их насчитывается около 90 человек) назначает похороны Алексея и Марии. Романовы со всего мира уже купили билеты на самолеты, но похороны не состоялись: патриарх Кирилл написал обращение к правительству, после чего Следственный комитет возобновил расследование. Это прецедент: наверное, еще ни одно уголовное дело в стране не было открыто или возобновлено на таком основании, как письмо патриарха!

По сути, церковь заявляет: мы не верим государству. И светское государство вынуждено идти на поводу у РПЦ! И у того, и у другого есть для этого весомейшие причины. Теоретически, светское государство, где церковь отделена от него, могло бы заявить: «Не верите — не надо, мы проводим похороны». Но какой это был бы удар по РПЦ! К тому же Алексей и Мария уже канонизированы — а как хоронить святых без церкви?

Для самой церкви дилемма еще более сложная: признать царские останки — значит, расписаться в собственной несостоятельности. Если РПЦ, которая в годы войны и так пошла на сотрудничество с красной властью — убийцами царя (речь об избрании патриарха и восстановлении официального православия в СССР по воле Сталина в 1943 году), в случае признания останков окажется в роли союзников, если не пособников, царских убийц. И окончательно превратится из белой с красными полосками в красную, предавшую идеалы белогвардейского движения.

Вторая важнейшая причина — раскол в обществе, который случится, как только патриарх заявит о признании екатеринбургских останков. Слишком уж версия ритуального убийства царя и сожжения его семьи «прокачана» РПЦ, слишком уж много людей в нее верят. Потенциально это может вызвать раскол не менее крутой, чем никонианский, в Русской церкви в 17 веке. В конце концов, куда девать все книги, написанные Петром Мультатули, Виктором Коном и прочими приверженцами теории ритуального убийства царя? Просто так объявить «мы ошибались» никто не решится.

Ситуация патовая, и для церкви, и для государства: и признать надо, но и признавать нельзя. Именно поэтому вопрос поставлен на паузу и взята тактика «долгого пути» — еще одно расследование, еще одно бесчисленное количество экспертиз, исследований, конференций. Все они ничего, по сути, не меняют, их главная задача — постепенно приучить народ к подлинной, исторической версии гибели царской семьи.

К слову, многие представители церкви давно уже морально готовы к признанию: слова в духе «как начальство скажет, так и будет» звучат из уст видных священнослужителей. Об этом же говорят и тайные визиты православных священников в Поросенков Лог, и желание екатеринбургской епархии заполучить эту землю. Да и вообще против здравого смысла не попрешь — РПЦ выдала себя, еще когда патриарх попросил перенести останки Алексея и Марии из Государственного архивного фонда в Новоспасский монастырь.

Вопрос только в том, когда и как объявить об этом народу. Человек, который сможет сделать это безболезненно для российского общества, станет национальным героем. А после этого наконец признают заслуги уральского геолога Авдонина, вернувшего России останки царя и царской семьи и доживающего свой век без почестей и наград.

Андрей Гусельников, 10.07.2018 - Источник.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Прогноз погоды в Первоуральске